?

Log in

annaiberia


October 29th, 2010

Концерт Sergey Zolotov band/ JAGGER club/ 31.10/20.30 @ 03:27 pm


Этот человек на сцене десятки лет. Он знает о джазе все. Джаз - музыка, которая стала его плотью и кровью. И именно так, через плоть и кровь, музыкальный талант передался и его дочери – яркой молодой вокалистке, которая выступает с отцом уже 7 лет подряд.

Клуб "JAGGER" представляет

СЕРГЕЯ и ЯНУ ЗОЛОТОВЫХ

и SERGEY ZOLOTOV band

Однажды звезда американского джаза Al Jarreau на своем концерте подарил Яне Золотовой со сцены розу во время исполнения ее любимой песни Morning... Девушка восприняла это как знак свыше и, хотя продолжает изучать финансы в институте, про себя сделала однозначный выбор в пользу музыки.
Терпкий и сексуальный тембр голоса Яны запоминается сразу и надолго.

Джаз, который отец и дочь поют вместе, обладает особой силой - силой рода. Может быть, поэтому у музыкантов большое количество поклонников как среди взрослых людей, так и среди молодежи.

В программе Sergey Zolotov band известные джазовые стандарты
Spain, A Foggy Day, Aqua De Beber, Night In Tunisia, What's New и др. в интерпретации джазовых «звезд» :

Михаил Костюшкин – саксофон
Евгений Губерман - барабаны
Дмитрий Братухин – фортепиано
Владимир Черницын – бас
Виктор Щербин – перкуссия
Сергей Золотов - вокал
Яна Золотова - вокал

ВХОД СВОБОДНЫЙ

клуб JAGGER
пл. Конституции, 2
31 октября. воскресенье. 20.30

Тел. для справок:
+7(812) 92-312-92 Клуб JAGGER
+ 7 921 595 56 71
 

October 24th, 2010

24 октября / 20.30 / клуб «Jagger» / Концерт "Claptomania". @ 12:36 pm


24 октября / 20.30 / клуб «Jagger» / Концерт "Claptomania". Самые известные композиции Эрика Клэптона в интерпретации музыкантов «D.Black». Успешный бизнесмен и политик Владимир Аветисян (председатель Правления госкорпорации «Объединенные автомобильные технологии») будет играть блюз на гитаре, подаренной ему самим Эриком Клэптоном. Вход свободный! Присоединяйтесь!
Тел. для справок:
+7(812) 92-312-92 клуб «Jagger»
+7 921 595 56 71
 

July 8th, 2009

мои прекрасные друзья @ 04:12 pm


Это очень здорово - встречаться с друзьями, которых знаешь буквально с рождения ))
Олька предложила мне записать марокканскую историю на диктофон и она ее потом расшифрует запишет!
Ура - ура!
Другие мои замечательные друзья верно заметили (еще до великодушного олиного предложения )- ты человек устного жанра. Точно так. Могу писать. Могу писать хорошо. Но редко и на одном дыхании.
Когда дыхание вдруг заканчивается - наступает лень . Недели на четыре. )) а то и больше.

так что - еще раз - спасибо дорогой Ольке!
 

 

June 6th, 2009

Друзья-хиппи и пляж Сале @ 05:43 pm



- Я всегда думала что я - крейзи, но ты еще больше крейзи – потягивая косячок, говорила мне Сильвия, девушка-хиппи из Бельгии. Она вот уже почти месяц путешествовала по Марокко автостопом со своим бойфрендом-Мухамедом, местным растаманом. 
 - Да я и сама не предполагала, что настолько… - ответила я  
Сильвия и Муххамед были первыми, кто встретил меня в Сале около ассоциации, где мне предстояло работать. Почему они – мне до сих пор не  совсем понятно. Мне вообще часто встречались люди, которые с первого взгляда не имели к ситуации никакого отношения и были будто созданы господом богом специально для меня, чтобы облегчить мне жизнь. За что и спасибо. 
Длинный тощий Муххамед с дредами и цветном берете как у Боба Марли, все время блаженно улыбался. Из-за этой нереальной улыбки никогда нельзя было понять, что же он на самом деле думает. Муххамед хорошо знал ассоциацию для девочек, ее руководителей и жил где-то неподалеку. Что еще его связывало с этим местом и почему именно ему поручили меня встретить, я так и не выяснила. Сильвия, его подруга, светловолосая и абсолютно белокожая девушка, своим европейским происхождением и знанием английского, сильно смягчила мое вхождение в марокканскую среду. В ее облике я запомнила больше всего лицо – круглое, с покрасневшими от первого загара щеками, голубыми глазами и бесцветными ресницами - все остальное было обмотано в какие-то традиционные платки и бесформенные одежды. 
В общем Муххамед и Сильвия  проводили меня до ассоциации, после того как симпатичный Бадр вместе со своей ауди умчался в далекую даль, забыв обо мне навсегда. 
Поле первого знакомства с обитателями приюта (так называть проще и короче) я пребывала в растерянности и некотором шоке и попросила отвести меня на океан. 
И вот мы сидели на большом грязном пляже Сале и смотрели на быстро заходящее солнце. Был вечер пятницы и  все, кто не мог себе позволить отдых в кафе, а таких в марокко больше, чем кажется, тянулись к океану. 
Вокруг играли в футбол босые подростки, ловко перепрыгивая через мусор, прогуливалось несколько почти одинаковых парочек – девушки в темных платках и платьях, надетых поверх брюк, и чуваки с хулиганскими лицами и напомаженными гелем волосами. Еще были полные  марокканские мамаши, все сплошь почему-то в спортивных костюмах. Рядом с мамашами резво бесились их дети, которые то и дело хватали с серого песка какую-нибудь консервную банку или пустую бутылку и  наровили зашвырнуть все это друг в друга. 
Вдоль океана шла дорога, прямо над ней на холме, огороженное стеной, располагалось мусульманское кладбище. 
Меня трясло, хотя было не холодно. Эта океанская лихорадка продолжалась потом еще недели три – кашель и озноб, даже когда жарко. Акклиматизация, как говорится...
 

June 5th, 2009

Аэропорт Сале. Начало @ 06:59 pm


20 февраля 2009 года я прилетела в небольшой аэропорт Сале – города-спутника Рабата, столицы Марокко, на стажировку от международной студенческой ассоциации. В мою волонтерскую задачу входило преподавание английского языка для марокканских девочек благотворительной ассоциации, участие в ежедневных делах, организация разных развлекательных мероприятий и проч.

Из трех длинных очередей на таможне я умудрилась не глядя выбрать очередь для граждан Марокко. Очередь двигалась более чем неторопливо, и я разглядывала окружающих меня людей. Аэропорт Сале считается «домашним» аэропортом королевской семьи. Большая часть международных рейсов прибывает в Касабланку. Аэропорт сале был построен специально для деловых рейсов.

Почти дойдя до заветного окошечка, я наконец-то заметила, что все люди европейской наружности находятся в соседней очереди, и только тогда догадалась выяснить, в чем дело. Пришлось встать в самый конец «еверопейско-американской» линии . Толстая американская пара посмотрела на меня с интересом и завела разговор на тему, что я забыла в этом прекрасном, но богом забытом месте… Я объяснила. Оказалось, что они живут здесь уже несколько лет в доме недалеко от океана. Просто живут. Бодрая  и любопытная пожилая американка засыпала меня вопросами о социальной ситуации в России, о количестве бездомных детей и еще о чем-то, что мой мозг, продираясь сквозь американский акцент, никак не мог понять. Впрочем, мою собеседницу вполне устраивало, что наши скорости не совпадают, и она уже отвечала за меня сама  и дальше вываливала на меня весь стандартный набор тем о России – про холод, водку и мистера путина..

К счастью, скоро подошла их очередь, …Я пожелала толстякам доброго пути, достала паспорт и вскоре очередной штамп с красивой арабской надписью - рисунком появился на его страницах…

На серебристой ауди симпатичный марокканец Бадр вез меня мимо пальм, невысоких белых домов, женщин в платках, повозок, запряженных осликами… Начало было хорошим.

 

June 3rd, 2009

зачем я об этом пишу @ 09:20 pm


 Я вернулась в Россию 2 недели назад. Периодически я вела там записи, но очень «рендом». Лень и полное отсутствие усидчивости  сделали процесс формулирования этой истории затяжным. Тем более мне не хотелось этого делать, потому что  моя русско-марокканская боевая подруга Настя писала об основных вехах этой марокканской истории в своем блоге в реальном времени, так сказать, репортаж с места событий.
Я –таки решила написать свой вариант истории «от первого лица» по трем причинам:
- если не запишу, то многое забуду, а некоторые подробности стоят того, чтобы их не забыть
- надоело пересказывать друзьям и знакомым –уж простите, буду просто ссылку давать )
- ну и не без тщеславия я – вдруг кто прочитает, понравится, хорошее скажет – мне приятно будет… )) да если и плохое – все одно – внимание ))
Не указала еще одну причину. История не закончена и имеет открытый финал. Она еще продолжается, там в Марокко, пока без моего физического присутствия, но с постоянным мысленным участием. И кто знает, как может повлиять на развитие событий чье-то внимание к моим скромным записям…
 

марокканская история @ 08:45 pm


 «А поболтать было о чем: кругом народ дикий, любопытный;  каждый день опасность, случаи бывают чудные, 
и тут поневоле пожалеешь о том, что у нас так мало записывают». 
«Герой нашего времени»
 
- Джинна, джинна! – кричала безумная растрепанная женщина, тыча худой темной рукой куда-то за мою спину. Хамка, - объяснили мне стоявшие рядом Уорда и Фатем-Зара. «Хамка» значит «сумасшедшая» по –мароккански… Я глупо улыбалась странной женщине и очень хотела понять, что она мне говорит. Все вокруг были напряжены и незаметно старались оттеснить юродивую от меня поближе к двери. Но никто ее не перебивал. У женщины был низкий хриплый голос с выразительными интонациями. Временами она тараторила что-то быстро и уверенно, смотрела ясными глазами прямо в лицо, а потом как будто теряла главную свою мысль, начинала озираться, затягивала странную мелодию, похожую на короткую детскую попевку и слегка подпрыгивала. 
Так она подходила почти к каждому из присутствующих – частила странными звериными словами, грозила пальцем, иногда тыкала в воздух и указывала на видимых только ей «джиннов» и снова, как припев, повторяла короткую мелодию. (Я хорошо запомнила эти несколько нот, и если кому будет интересно могу напеть при встрече). 
Никто не прерывал и не отталкивал ее, некоторых девочек, которые приходили и уходили на кухню, она ловила костлявыми пальцами, притягивала к себе, обнимала и целовала в голову. Все они безропотно терпели крепкие объятия не очень чистой старухи, улыбались ей и, кажется, даже старались угодить. 
Похоже, и в Марокко обижать юродивых  - грех.
Это был не первый случай, когда я сильно пожалела, что я плохо понимаю язык «дерижа»- марокканский вариант арабского. 
Женщина еще раз выкрикнула мне в лицо про джиннов, которых видела в углу кухни за моей спиной, вопросительно на меня посмотрела, и я зачем-то ей кивнула. Кажется, она восприняла это как знак моего понимания, кивнула мне в ответ, осмотрела всех совсем уже спокойным взглядом, взяла протянутый ей большой кусок «хубза» - хлеба, подобрала с пола грязный тюк со своими вещами и вышла вон.
Тогда все мое антропологическое желание узнать местную культуру поближе было перебито другим – желанием доказать местной полиции, что в одной из самых известных благотворительных ассоциаций Марокко, где происходила вся сцена с «хамкой», существует только один джин и по-совместительству насильник маленьких девочек –руководитель этой самой ассоциации - «папа» Самара. 
Истекал первый месяц моего пребывания в города Сале, Марокко…
 
 
 
 

annaiberia